Главная » ИНТЕРЕСНОЕ » Осенний отпуск в Крыму под охраной бездомных собак

Осенний отпуск в Крыму под охраной бездомных собак

Фото: из архива автора

Традицию выезжать в Крым весной и осенью по возможности соблюдаю с советских времен. В межсезонье Южный берег полуострова от Батилимана до Симеиза наводняют альпинисты и скалолазы. Молодежь соревнуется в прохождении технически сложных горных маршрутов, а старшее поколение лениво поднимается на Крымскую Яйлу по тем, что попроще. Когда мятежный дух усмирен долгим жизненным опытом радуешься уже тому, что имеешь, прыгать выше головы нет ни сил, ни желания. Восхождения по простым, но живописным маршрутам, разбавляются вечерними посиделками на берегу моря при свечах и с вином. Дни, когда не идешь на гору, посвящаешь прогулкам по тропам, затерявшимся в осеннем крымском лесу. В одну из осенних поездок в Крым, со мной и моей женой произошло нечто удивительное, чему невозможно дать рационального объяснения и поэтому я назвал случившееся – чудом.

Очередной осенний вояж в Крым мне и моей жене Марии удалось организовать благодаря благоприятному стечению обстоятельств. К исходу октября у меня появилось окно в моей журналистской деятельности, а Маша к тому времени вернулась из геологической экспедиции. На скорую руку мы загрузили свои пожитки и альпинистское снаряжение в арендованную машину, прихватили с собой кота и рванули на Юг. Чудеса начались с первого дня нашего пребывания в Крыму. Нам посчастливилось поселиться в бревенчатом домике на сваях с видом на море, у самой кромки берега. Мы засыпали и просыпались под шум прибоя. А вечера проводили на балконе, который нависал над водой. Более того, место это расположено на пляже Воронцовского парка и волей – неволей нам посчастливилось изучить это место досконально. Признаюсь, ранее, за весь мой многолетний опыт поездок в Крым, я посетил Воронцовский дворец и парк не более двух раз и то, мельком, а теперь мне повезло жить здесь, ежедневно пересекать его просторы во всех мыслимых и немыслимых направлениях.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Второй день стал ключевым в этом нашем путешествии, можно сказать, что с него все началось. Примерно к полудню я и Маша приехали под гору Кошка, немного размялись на простых скалолазных дорожках и полезли в связке на один из мультипитчей (протяженный скальный маршрут, оборудованный надежными болтовыми крючьями и станциями для страховки) на ее восточной стене. Место — это весьма популярно среди начинающих, поэтому приходится вставать пораньше, чтобы не попасть в очередь из восходителей. Маршруты здесь совсем недлинные, каждый протяженностью не более 180 м. Оборудованы они стационарными, очень надежными крючьями, что позволяет использовать минимум страховочного снаряжения: основную веревку и карабины с оттяжками. Как я уже заметил, маршрут не сложный, здесь вся прелесть в том, что с него открывается неповторимый вид на город Симеиз и на море. Поднимаясь на Кошку с восточной стороны, вы можете любоваться небольшой бухтой, которая в разгар дня сверкает, как зеркало, далеко внизу, под вашими ногами. А далее, до горизонта видна бесконечная водная гладь, искрящаяся, под добрым, осеним крымским солнцем …

День пролетел в обычной курортной суете, а вечером мы оказались в уютном ресторанчике в Алупке, носящим суровое пиратское имя «Карамба». Это слово имеет то ли испанское, то ли арабское происхождение и означает удивление или ругательство, не в этом суть. В тот вечер, на нашем столе была печеная на углях кефаль, жаренные с луком рапаны, барабулька в кляре и красное вино, Качинское каберне. Кстати, мне случалось покупать это вино в Москве, но странное дело, бутылка и этикетка те же, а вино — другое. От сюда вывод — настоящее Качинское можно попробовать только в Крыму. Ужин наш затянулся почти до полуночи и возвращаться домой предстояло через Воронцовский парк (где нет никакого искусственного освещения) в кромешной темноте, под шум крон вековых деревьев, журчание воронцовского водного каскада и отдаленные фоновые звуки морского прибоя, подсвечивая свой путь фонариками смартфонов.

Мы шли через засыпающую Алупку к лестнице, ведущей в непроглядный мрак, наполненный загадочными шумами, и не знали, что идем на встречу удивительному и необъяснимому явлению. У входа в парк нас встретила стая внушительных по размеру бездомных собак. Ситуация была непростая. Вожака я определил сразу – самый крупный, матерый, вел себя свободно, раскованно, остальные четыре собаки внимательно следили за его реакцией. Этого главного мы назвали Большой, того, что похож на него, но худощавого — окрестили Младший. Еще три пса были другой масти. Одного, что покрупнее мы назвали Чужой, еще одного — Приблудыш, а самого маленького и тощего – Подлиза. Как-то ни странно, но, напряжения в поведении собак не чувствовалось. Вожак помахивал хвостом, тихонько рычал и всем своим видом говорил, — «ну что застыли пойдем в парк, никто вас не тронет, мы защитим».

фото: соцсети

Вскоре мы шли по гравийным дорожкам парка в полной темноте. Собаки взяли нас в кольцо, Большой и Младший бежали соответственно справа и слева от нас. Один пес был впереди и два сзади. Я, как кадровый офицер, посвятивший немалый срок военной службе, по достоинству оценил построение их боевого порядка, точнее их положение соответствовало походному охранению, они сформировали головной, тыльный и боковые дозоры, по всем правилам военного искусства. В какой-то момент передовой пес зарычал на кого-то в темноте. Две собаки немедленно рванули вперед, рядом с нами остался Большой, оберегая от возможного нападения и одна из собак прикрывала нас с тыла. А в это время в кромешной темноте, прямо по нашему курсу, шел настоящий бой, оттуда слышался лай, рычание, звуки борьбы. Все продолжаюсь не долго. Судя по шумам от множества лап, там была схватка с другой собачьей стаей. Когда все утихло, псы из нашего эскорта заняли свои прежние посты. И в таком порядке они проводили нас до самого дома. Маша решила отблагодарить собак и вынесла большой кусок сыра, который мы разделили на пять частей и положили на помост перед входом в наш дом. Собаки даже не приблизились к еде, с недоверием поглядывали на нас и на своего вожака. Он первым попробовал сыр и убедившись, что никто не собирается их отравить, одобрительно тявкнул. После чего остальные собаки приступили к трапезе. Мы скормили им весь свой запас сыра и колбасы. Львиная доля досталась вожаку.

НАША МАФИЯ

Несколько следующих дней мы посвятили прогулкам по лесным тропам у подножий гор Куш-Кая и Ильяс-Кая, проводили много времени на Яйле у вершин Форосский кант, Мшатка-Кая, и в лесу по ту сторону Байдарского перевала. Возвращались поздно вечером и каждый раз нас встречали и сопровождали наши новые друзья – собаки, «Наша мафия» — так мы назвали их. При каждой встрече Большой рычал повизгивал, рассказывал мне светские новости, случившиеся в округе. По ночам, когда под охраной этих псов Маша и я пересекали Воронцовкий парк, неприятности грозили всем, кто оказывался на нашем пути. Наши псы нападали на всех встречных: кошек, собак, птиц, припозднившихся пешеходов и даже на парочки влюбленных, заставляя их посторониться и уступить нам дорогу.

В один из дней мы загрузили снаряжение и отправились под Уарч-Каю. Гора маленькая, но красивая. Наш выбор пал на самый простой маршрут на эту вершину, с красноречивым наименованием «Сюрприз». Место знакомое и не раз мною хоженое.

Маршрут гребневой, скалы средней крутизны, но идти приходится на трении, в этом вся загвоздка – сюрприз. Люди, не имеющие навыков лазания на трении, попадают в сложную ситуацию, а корифеи ходят здесь не в специальной скалолазной обуви, а в кроссовках и без страховки. На этот раз нам повстречалась двойка из Зеленограда, мужчина и женщина лет на десять младше меня по возрасту, но давно завязавшие с альпинизмом. Они оказались в неприятной ситуации, когда надо идти решительно вверх на трении, а навыков нет, ноги не стоят на скале, скользят, так недолго и погибнуть. Эта парочка приняла правильное решение и начала спуск по маршруту вниз к его началу. Мы спокойно разошлись на гребне, обменявшись несколькими фразами и выяснив, что у нас много общих знакомых.

Лес под Уарч-Каей в осеннее время, как палитра художника живописца, то множество красок что он приобретает, сложно описать, это необходимо видеть. Во время подъема по «Сюрпризу» с каждом шагом ландшафт раскрывается в новом свете, в какой-то момент открывается вид на морской берег и водную даль. Теплое осеннее солнце нежно согревает скалу и делает ее приятной наощупь. Легкий ветерок, кажется, напевает неповторимо красивую мелодию, зовущую жить, дыша полной грудью.

Маршрут завершается выходом на Яйлу, дальше тропа ведет вниз по открытому пространству и ныряет в лес. В этом месте начинается «Чертова лестница», которая спускается к подножью Уарч-Кайи. С непривычки идти по этой тропе вверх или вниз не так просто, она – сплошное нагромождения валунов среднего размера, к такому путешествию надо приспособиться.

Вечером мы встретили знакомых альпинистов и пригласили их в гости. Хотелось показать им дом на берегу моря с балконом, нависающим над линией прибоя. Для начала, мы всей толпой заглянули в «Карамбу» и уже поздно ночью в том же составе пошли к нам. Собачья мафия встретила нас на прежнем месте. Ребята, увидев собак, занервничали, но мы их поспешили уверить, что все в порядке: «Спокойно, это наша банда». Мы объяснили свои знакомым, что эти псы безопасны, они охраняют и провожают всякий раз, когда я и Маша возвращаемся среди ночи домой. На немой вопрос жена пояснила: «Судя по всему, этот парк и прилегающий к нему район Алупки являются охотничьей территорией этих псов. Этакая местная мафия, очень серьезные ребята, здесь все их боятся, а мы вот с ними подружились». Собаки проводили к нашему дому всю компанию. Посиделки затянулись почти до утра, затем мне пришлось проводить наших гостей, в противном случае они заблудились бы в ночном парке. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что наша мафия терпеливо ждет у порога дома ожидая нашего выхода. До сих пор не пойму, как они поняли, что гостей придется провожать? Собаки охраняли всю компанию до Воронцовского дворца, где я распрощался с гостями и сопровождали меня в обратном пути. При неясных ночных звуках две собаки оставались охранять меня, а остальные яростно бросались «в бой» или в разведку. Не жаловали и встречных двуногих, рыча на них и заставляя уступить дорогу.

СРАЖЕНИЕ С РЫБАКАМИ

Кстати, немало удивило меня и то, что эта «мафия» очень дружелюбно отнеслась к нашему коту. Несколько раз у них была возможность напасть на него. Стоит признать, что наш кот не из робкого десятка. Нам он достался котенком-подростком, этот малыш бесстрашно сражался против стаи ворон, которые чуть было не заклевали его до смерти. Жена спасла кота и назвала — Селигер, в честь озера, на берегу которого она его нашла. Этот выжига не раз убегал от нас и попадал в смертельные ловушки, из которых мы его спасали. В Крыму выгуливали кота только на поводке, для него там было все в диковинку, запахи, море, растения, невиданные ранее птицы. Однажды он предпринял попытку сбежать из дома на берегу, через балкон, нависающий над водой, но в последний момент понял, что совершил ошибку. Мы застали кота, висящим на передних лапах, зацепившись когтями за бревно, а под ним бушевало море. Пришлось снова его спасать. Я перегнулся через перила, с трудом дотянулся до Селигера и схватил его за лапы, Маша держала меня за ноги. С великим трудом нам удалось вытащить кота на балкон и не упасть на камни, омываемые волнами. Слава богу, Селигер на этом успокоился и далее не предпринимал попыток к бегству.

Нашу идиллию в домике на берегу моря нарушали рыбаки. Они чуть ли не каждую ночь приходили на пирс, расположенный близ дома, под утро, громко перекрикивались, шумели, не давали спать, на просьбы вести себя тише не реагировали. Что делать? Мы смирились, а наша мафия – нет. В одну из ночей нас разбудили крики и лай, доносившиеся снаружи. Мы вышли на балкон и стали свидетелями битвы наших собак с рыбаками. Псы бесстрашно бросались на превосходящего по численности противника. Пятеро собак доблестно сражались с десятком рыбаков. Схватка была бескомпромиссной. Люди отбивались чем могли, в ход шли даже удочки. Вскоре рыбаки дрогнули и отступили. Больше нашему спокойному сну никто не мешал.

Время шло, отпуск приблизился к концу. Когда настало время уезжать, расставание с нашими псами было очень грустным. Мы смотрели в их умные, преданные глаза и испытывали непреодолимое чувство вины перед этими бескорыстными, благородными по-своему величественными созданиями.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*